OʻzLib elektron kutubxonasi
Бош Сахифа Асарлар Бўлимлар Муаллифлар
Bosh Sahifa Asarlar Boʻlimlar Mualliflar
 
Асарга баҳо беринг


Асарни сақлаб олиш

Асарни ePub форматида сақлаб олиш (iBooks ва Kindle каби ereader'ларда ўқиш учун) Асарни PDF форматида сақлаб олиш Асарни OpenDocument (ODT/ODF) форматида сақлаб олиш Асарни ZIM форматида сақлаб олиш (Kiwik каби e-reader'ларда ўқиш учун) Icon book grey.gif

Асар тафсиллари
МуаллифXалқ ижодиёти
Асар номиЛегенда о Насреддине (Притчи про Насреддина)
ТуркумларКутубхона
Xалқлар
   - Жаҳон/Шарқ халқлари адабиёти
Бўлимлар
   - Фолклор
Муаллифлар
   - Xалқ ижодиёти
Услуб
   - Наср
Шакл
   - Масаллар
Ёзув
   - Кирил
ТилРус
Ҳажм15KB
БезатишUzgen (admin@kutubxona.com)
Қўшилган2011/11/25
Манбаhttp://pritchi.castle.by/ma...


Нашр белгилари
Мыслители Востока


iPad асбоблари
Bu asarni ePub versiyani saqlab olish


Мазмун
Бу асар Ўзбек электрон кутубхонасида («OʻzLib»да) жойлашган. OʻzLib — нотижорат лойиҳаси. Бу сайтда жойлашган барча китоблар текин ўқиб чиқиш учун мўлжалланган. Ушбу китобдан фақатгина шахсий мутолаа мақсадида фойдаланиш мумкин. Тижорий мақсадларда фойдаланиш (сотиш, кўпайтириш, тарқатиш) қонунан тақиқланади.



Logo.png





Легенда о Насреддине (Притчи про Насреддина)
Xалқ ижодиёти

Одному ловкому негодяю было доверено воспитание группы сирот. Заметив, что дети имеют определенные сильные и слабые стороны, он решил извлечь выгоду из этого знания. Вместо того, чтобы учить их, как овладеть искусством учения, он уверял их, что они уже обладают им. Далее, он заставлял их делать одни вещи и воздерживаться от других и, таким образом, удерживал большинство из них в слепом подчинении своему руководству. Он никогда не раскрывал, что изначально ему было поручено научить их учиться.

Когда дети подросли, он заметил, что, несмотря на все его усилия, некоторые освободились из-под его влияния, тогда как остальные не вышли из рамок повиновения.

Затем ему была доверена вторая школа сирот. От них он не требовал послушания и уважения напрямую. Вместо этого, он подчинил их своей воле, говоря им, что культура ума - единственная цель образования, и взывая к их самомнению.
— Ум, - говорил он, - даст вам универсальное понимание.
— Это, должно быть, правда, - думали дети. - В конце концов, почему бы мы не могли разрешить все проблемы самостоятельно?

Он подкреплял это положение демонстрациями.
— Этот человек, - говорил он, - порабощен своими эмоциями. Как это ужасно! Только интеллект может управлять эмоциями. А тот человек руководствуется своим интеллектом. Насколько же он счастливей, как свободен от эмоционального безумия!

Он никогда не позволял детям предполагать, что существует альтернатива выбору между эмоциями и интеллектом, а именно интуиция, которая, однако, может быть подавлена или затушевана либо тем, либо другим, и чье проявление всегда отвергается как случайное совпадение или беспочвенная догадка.

Есть два типа «привычного поведения»;: один происходит от простого подражания, другой основан на интуиции, обуздывающей и эмоции, и интеллект. Но поскольку интуитивное поведение связано с истинной реальностью, этот зловредный старик просто упразднил его в пользу подражательного поведения.

Тем не менее, некоторые дети подозревали, что определенные удивительные стороны жизни не укладывались в его фрагментарную схему, и спрашивали его, нет ли еще чего-нибудь нераскрытого, некой тайной силы. Одной группе спрашивающих он ответил:
— Конечно нет! Такое суеверное представление происходит вследствие ошибочной работы ума. Не придавайте значения совпадению. «Совпадение»; - не более чем случайность, которая, несмотря на эмоциональную привлекательность, лишена какого-либо интеллектуального значения.

Другой группе он сказал:
— Да, в жизни есть больше, чем вы когда-либо сможете узнать; потому что этого нельзя достичь прямым распространением научной информации, которую я вам давал или которую вы сумеете собрать под моим руководством.

Однако он позаботился о том, чтобы эти две группы не могли обменяться мнениями и понять таким образом, что он дал два противоречивых ответа. Теперь, когда дети сообщали ему о необъяснимых явлениях, он предавал их забвению как не относящиеся к науке.

Он знал, что без опоры на интуицию дети никогда не вырвутся из невидимой сети, которой он их опутал, и что интуитивное знание тайн, исключенное из их образования, могло быть достигнуто только при определенной гармонии ума и эмоций. Поэтому он учил их не обращать внимания на изменения состояния ума, ибо, обнаружив, что сила восприятия меняется от часа к часу, они могли бы догадаться, как много он от них утаил. Его обучение лишило их память способности помнить те проявления интуиции, которые были им дарованы, и они были склонны придерживаться приготовленных негодяем логических схем.

Дети, которых этот негодяй неправильно обучал в первой школе, теперь выросли, и, поскольку он позволил им подойти ближе к пониманию истинной природы жизни, некоторые случайные замечания, сделанные ими членам второй школы, поколебали веру последних в научную истину. Поэтому он спешно собрал тех учеников первой школы, кто еще оставался ему верен, и послал их проповедовать невразумительные доктрины, претендующие на объяснение скрытого механизма жизни. Затем он обратил внимание учеников второй школы на этих учителей, сказав:
— Слушайте внимательно, но не забывайте обдумывать.

Однако, некоторые члены первой школы, порвавшие с учением старого негодяя, возражали им, говоря:
— Мы тоже отвергаем эти учения, но то, что они неспособны объяснить тайный механизм жизни, который вы ищете, не отрицает его существования.

Те ответили:
— Можете ли вы тогда изложить тайну в логических терминах?

Однако им было сказано, что делать так - значит отрицать истину.

Тогда они возразили:
— Не истинно то, что не может выдержать холодный свет разума.

Немногие, тем не менее, восклицали:
— Мы готовы верить всему, что вы говорите нам. Мы считаем вас замечательными.

Однако они были так же безнадежно потеряны, как интеллектуальные дети и учителя невразумительных доктрин, поскольку полагались только на рабскую доверчивость, а не на интуицию.

Система образования пришла в состояние хаоса. Расплодилось столь много направлений мысли, что часто говорилось:
— Я не могу никому доверять. Я должен разобраться сам, применяя высшую волю.

Старый негодяй, заваривший всю эту кашу, процветал подобно безумцу, радующемуся действию разрушительных сил. В особенности его культ интеллекта поощрял эгоцентризм и разногласия. А тем, кто еще ощущал внутреннюю неуверенность, чувство неполноты или тягу к чему-то целостному и истинному, он говорил:
— Отвлеките свое внимание честолюбием!

Он учил их домогаться почестей, денег, имущества, сексуальных успехов, состязаться с окружающими, предаваться любимым занятиям и развлечениям.

Говорят, что когда лошадь не может найти траву, она будет есть сено. За неимением зеленой травы Истины, они питались сухим сеном, которым он наполнял их кормушки.

Старик изобретал для них все больше и больше отвлекающих средств: моды, повальные увлечения, различные течения в искусстве, музыке и литературе, спортивные соревнования и все виды достижений, которые давали им временное облегчение от этого чувства нехватки. Они были подобны больному, который принимает от своего врача болеутоляющие средства, поскольку тот уверяет его, что болезнь неизлечима. Или же их ситуация была подобна ситуации обезьяны с диким яблоком: она схватила яблоко, лежащее в бутыли, но горлышко слишком узко, чтобы вытащить руку с яблоком. Из-за бутыли она не может убежать - вскоре ее хватают и сажают в мешок. Однако она гордо кричит:
— Тем не менее у меня есть яблоко!

Фрагментарное видение жизни, навязанное человечеству старым негодяем, стало теперь общепринятым, а те немногие люди, которые пытались указать действительное местопребывание Истины, считались безумными и легко опровергались при помощи старого аргумента:
— Если то, что вы говорите, истинно, тогда докажите это нам логически!

Фальшивую монету берут лишь потому, что существует настоящая, и многие люди в глубине души знали это. Но они были как дети, рожденные в доме, из которого им не разрешалось выходить, и обреченные бродить из одной комнаты в другую, не зная, что где-то может быть другой дом с другой обстановкой и другим видом из окон.

Тем не менее, традиция о том, что истинные монеты существуют, что есть другой дом, и что некоторые лошади питаются травой, а не сеном, сохранилась в книге, которая не является книгой, переданной по линии прямой преемственности от древнего мудреца одному из его потомков по имени Хуссейн. Хуссейн искал по всему миру, пока не нашел, человека, который бы хитростью и ловкостью дал учению, заключенному в этой книге, надлежащее выражение: а именно, несравненного муллу Насреддина. Затем эта книга, которая не являлась книгой, была выражена в форме деяний муллы, который не являлся муллой, который одновременно и мудр и глуп, который одновременно и человек, и множество людей. И, таким образом, учение привлекло внимание введенных в заблуждение детей.

Мулла Насреддин разорвал сеть, наброшенную старым негодяем. Ибо как можно сжечь книгу, которая не является книгой? Как можно причинить вред человеку, который является множеством? Как можно ударить кого-то, когда это ты сам' и есть?

Изучайте похождения муллы Насреддина, проникайте в глубину тонкости! Он подобен дереву, чьи корни питательны и сок живителен, чьи листья съедобны, чьи цветы, плоды, ветви и семена, каждые по-своему, являются одним и тем же!

Может ли дерево быть человеком, или человек - деревом?